Показаны сообщения с ярлыком философия. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком философия. Показать все сообщения

суббота, 2 августа 2014 г.

Cactus soft Summer Party 2014

Увидел в лесу необычные указатели, а также слабосильного паренька, еврейской наружности, куда-то спешившего в одиночку в лесу, явно по этим указателям...
Решил полюбопытствовать, куда это черт несет доходягу...

Указатель на Cactus soft Summer Party 2014

Указатель на Cactus soft Summer Party 2014Указатель на Cactus soft Summer Party 2014

Красная стрелка-указатель в лесу

Красная стрелка-указатель в лесу

Стрелки-указатели к "экологическому" поселку Копань

Стрелки-указатели к 'экологическому' поселку Копань

Последний перекресток до Cactus soft Summer Party 2014

Последний перекресток до Cactus soft Summer Party 2014

Толпа гужевала у "Экологического" поселка Копань

Cactus soft Summer Party 2014

Cactus soft Summer Party 2014

вторник, 11 декабря 2012 г.

У гэтай краіне не маю я дому. Анатоль Сыс

У гэтай краіне не маю я дому,
вось воблака — сяду і ў свет палячу
над гэтай гаморай, над гэтым садомам,
ні грошай, ні славы — я волі хачу.

У гэтай краіне не маю я долі,
вось посах і торба і сотні дарог.
Па долі пайду. Не вярнуся ніколі.
Няхай мяне судзяць хоць людзі, хоць Бог.

У гэтай краіне не маю я Бога,
ушчэнт разапселі яго святары:
дзе церні павінны насіць — носяць рогі,
які ж тагды Бог, калі служкі звяры?

У гэтай краіне не маю я роду,
забыўся народ мой наймення дзядоў,
і свету не бачыць далей азяроду,
і дзецям не дорыць на шчасце падкоў.

У гэтай краіне не маю я песні,
якая б народнай была і маёй,
якую б сябрына запела ў Бярэсці,
а рэха ўзышло за Дняпром, за Дзвіной...

У гэтай краіне не маю я дому,
вось воблака — сяду і ў свет палячу
над гэтай гаморай, над гэтым садомам,
ні грошай, ні славы — я волі хачу,

бо ў гэтай краіне не маю я волі...

Публікацыі:
“Пан Лес” (1989)
“Сыс” (2002)

пятница, 30 ноября 2012 г.

Вавёрка на цвінтары

Усходні (маскоўскі) цвінтар
Белочка на кладбище
Белочка на кладбище
Белочка на кладбище

вторник, 21 августа 2012 г.

Жыве Беларусь. Дах у мястэчку Івянец, Валожынскага раёна

Крыша в местечке Ивенец, Воложинского района.
Крыша в местечке Ивенец, Воложинского района. Жыве Беларусь
Крыша в местечке Ивенец, Воложинского района. Жыве Беларусь

Фото сделаны 21 августа 2012 года

Фото 14 июня 2015 года. Белорусофобы пытались закрасить патриотичную надпись
Крыша в местечке Ивенец, Воложинского района. Жыве Беларусь

среда, 11 апреля 2012 г.

Менск, пачатак і канец

Здесь начинался Минск. Памятный знак на месте замковой церкви конца ХI века в Минске

Памятный знак на месте замковой церкви конца ХI века в Минске
Площадь строения - 16 на 12 метров, со стенами из булыжного камня, обработанного известковым раствором, толщина до полутора метра, возвели до метровой высоты.
В начале ХIII века недостроенный храм стал христианским некрополем.
В 1949 году при раскопках в восточной части замчища археологи обнаружили в руинах захоронение 21 богатого горожанина в саркофагах из еловых досок.
О храме нет упоминаний ни в летописях, ни в древних актах.

Минское замчище 150 лет назад

Минское замчище 150 лет назад
Срыто при "патриоте" Беларуси Петре Машерове.

Здесь Минск закончится

Место, откуда пойдет китайское нашествие, стройплощадка под Пекин

пятница, 10 февраля 2012 г.

Сатырычныя гравюры на падзелы Беларусі Польшчай і Савецкай Расіяй


Далоў ганебны рыжскі падзел! Ніхай жыве вольная непадзельная селянская Беларусь!

Далоў ганебны рыжскі падзел! Ніхай жыве вольная непадзельная селянская Беларусь! Перевод на русский: "Долой позорный рижский раздел! Пускай живет свободная неделимая крестьянская Беларусь!"
Первоисточник: Владимир Орлов, Генадзь Саганович. Десять веков белорусской истории (862—1818): События. Даты, Иллюстрации. — Вильня: Наша Будучыня, 2001
Позже уже Гитлер и Стали встречаются возле трупа Польши.
Карикатура, посвященная пакту Молотова-Риббентропа:

Рандеву. Британская карикатура на раздел Польши

Rendezvous. The scum of the earth, I believe. The bloody assassin of the workers, I presume? Гитлер: "Отброс общества, если я не ошибаюсь?"
Сталин: "Кровавый убийца рабочих, осмелюсь предположить?"
Опубликовано в "Evening Standard", 20.09.1939.

вторник, 31 мая 2011 г.

Общая история белорусской Родной Веры

Уникальная форма Родной Веры беларуского региона сложилась в 7-8 веках, когда мигрирующие славянские племена, укрепившись на беларуских землях, вобрали в свои традиции определенные содержательные особенности Родной Веры прежнего балтского населения этих территорий. Собственно говоря, процесс слияния мировоззрений двух суперэтносов воедино занял довольно продолжительное время (островки чисто балтского населения сохранялись на территории Беларуси до 16 века), но именно в упомянутое время осуществилось начало тенденции, которая в последующем определит будущее нашего народа.

Первыми славянами, поселившимися на территории Беларуси, были кривичи (северная Беларусь), потом - дреговичи и радимичи (центральная и южная и юго-восточная Беларусь соответственно). Огромная сеть капищ, почитаемых объектов Природы, а также собственно названия племен свидетельствуют о том, что эти племена имели вельма развитое мировоззрение Родной Веры, имевшее жизнеопределяющее значение в обществе.

В результате на территории Беларуси сложились 4 славянских и балтских средоточия Родной Веры: кривичское Подвинье, радимичское Посожье, дреговичское Полесье. Четвертый регион - Понёманье - оставался пока почти целиком балтским. Нужно отметить, что в то время в Беларуси очень почитали Велеса: в Кривиччине много священных озёр, носящих его имя, у дреговичей почиталось священное животное Велеса - бык или тур, - а у радимичей тот же тур был изображен на многих украшениях. Также очень почитался Перун - найдено много перуновых оберегов того времени: каменных наконечников стрел и топориков.

Первые тучи христианства появились на небосклоне Родной Веры Беларуси тогда же, когда и над собственно Русью. В 988 году киевский князь-креститель Владимир высылает войско и священников во главе со своим сыном Святополком на дреговичское Турово-Пинское княжество. Полесская земля была залита кровью, а народу было привито гибельное чужеродное мировоззрение. С тех пор древний Туров стал одним из главных центров жидохристианской экспансии, где была основана первая в Беларуси епархия. В кривичско-полоцкие земли Владимир лезть не решился, и, к счастью, та земля не познала кровавой христианской "добродетели". В Полоччине христиане действовали путём идеологической экспансии. Как известно, на протяжении всего средневековья принадлежность к христинской религии означала большой престиж государства и его правителей. Так кривичский волхв-князь Всеслав Чародей, чтобы соответствовать статусу стольного правителя, построил в Полоцке Софийский собор, который уже существовал в издавна христианизованных Новгороде и Киеве - главных политических оппонентах Полоцкого княжества в Восточной Европе того времени. В свою очередь христианские агенты повсюду вбивали в головы кривичской верхушки необходимость своего присутствия в тех землях и расширения сетки своих храмов ради т.наз. "просвещения" и "спасения людских душ". Такой вид христианизации вряд ли принёс церкви желаемую гегемонию без прочной поддержки власти. Требовалось такое привычное для христианства иноземное вторжение, которое произошло в виде захвата Полоцка войсками киевского князя Мстислава в 1128 году. Пять полоцких князей были отправлены "набираться христианства" прямиком в Византию. С тех пор начинается окончательный упадок Кривиччины из-за христианской напасти. В будущем она станет Белой Русью - главным оплотом московской ортодоксии на нашей земле, но уже никогда не будет отыгрывать ту положительно судьбоносную роль для кривичей и литвинов, которой славилась в прошлом. Пришло время иных лидеров.

На протяжении всех преступных мероприятий киевских захватчиков почти нетронутым оставался четвертый регион Родной Веры - Понёманье. Несколько походов совершил туда Ярослав "Мудрый", основав там пограничное укрепление Новогрудок, но его наследники не смогли контролировать этот регион, в результате чего Новогрудок стал самостоятельным городом. Вообще, в северо-западной Беларуси в ХІІ-ХІІІ вв. происходят значительные социальные изменения. Во-первых, активизируются дреговичские княжества, не затронутые русско-христианской напастью - княжества Городенское, Волковысское, Слонимское и княжество с центром в упомянутом Новогрудке. Во-вторых, славяне начинают проникать на балтские территории Аукштоты и Нальшан. Это были соседние кривичи с Полоччины, а также поморское племя вильцев-лютичей, которое пришло к нам, не желая подчиняться немецко-христианским завоевателям. Они основали в окрестностях города Вилькомир, Вильню, а также новую общность в верховьях Нёмана и Вилии - Лютву или Литву. Теснее всего Литва была связана с Новогрудским княжеством, и именно от объединения этих двух сил с середины ХІІІ в. начало складываться новое государство наших предков - Великое Княжество Литовское. Кстати, западные славяне оставили след и в Родной Вере нашего народа. Западнославянского Световита помнили в Беларуси даже у ХХ веке, а деревня с названием другого западнославянского божества - Радогощ - до сих пор существует около Новогрудка.

Первые столетия Великого Княжества, где накопились все нетронутые христианским мечом силы Европы, были настоящим расцветом Родной Веры. Правители Великого Княжества Миндовг, Тройдень, Витень, Гедымин, Альгерд с большим почтением относились к Вере Предков, по всей стране строились божницы, цвели священные рощи, проводились обряды. Но уже в то время была очевидной опасность, которая исходила из соседних христианских стран. В наши земли непрестанно засылались разные "миссионеры" с просьбами и угрозами о крещении. Вот как достойно отвечал на такие "предложения" великокняжеский правитель Гедымин: "Что вы мне говорите о христианах? Где больше несправедливости, зла, насилия, злохитрости и алчности, как не среди христиан и особенно среди тех, которые выдают себя за монахов? Нет зла, которого они бы не совершили... С тех пор, как появились тут эти христиане, они никогда не исполняли того, что обещали в своих клятвах". И князи подтверждали слова делами: Родная Вера была правящей в государстве. В 1265 году, почти спустя столетие после падения последней родноверческой божницы Европы Арконы, недалеко от будущей столицы Княжества Вильни был основан новый храм, названный именем основателя - Святорога. Служением в этом храме прославился великий жрец Родной Веры - Криве-Кривайто. Перед храмом находилась большая башня, с которой он объявлял народу свою волю. Кстати, кроме храма Святорога в Вильне было еще, по меньшей мере, 5 родноверческих святынь!

Мрачные времена настали для Родной Веры при князе Альгерде (правил с 1341 по 1377 год). Сам он еще держался Родной Веры, но чем дальше шла жизнь, там больше он поддавался натиску, который исходил из ортодоксальных земель Тверщины и Московщины. Последние уже прочно закрепили христианство в разграбленной Кривиччине и теперь стремились в новый центр государства. Альгерд еще при жизни своего отца Гедымина был витебским князем, где был вынужден жениться на местной христианке Марии. Когда великокняжеская семья переехала в стольную Вильню, Мария привезла с собой множество христианских служителей, которые безотлагательно начали своё вредоносное дело, оскверняя капища (было разрушено капище в Верхнем замке) и обманом переводя в ортодоксию жителей Вильни. После смерти Марии родноверы добились по крайней мере домашнего ареста для предателей из её окружения в княжеском дворце. Но христиане даже оттуда вели свою вредную пропаганду, и наконец, когда они уже всех достали, три наиболее активных предателя-христианина были повешены. Князь Альгерд тем временем уже успел жениться во второй раз - опять же на ортодоксальной княжне, тверской Ульяне. Идя у нее на поводу, Альгерд позволил вырубить в Вильне священную рощу и далее также проводил акции устрашения родноверов, "чтобы имея такой пример, никто христианам никакого вреда не чинил". Но огонь в храме Святорога еще горел...

После смерти Альгерда на трон претеновали пламенный приверженец Родной Веры брат Альгерда Кейстут и сын Альгерда Ягайла. Уважая волю брата, Кейстут признал Великим Князем Ягайлу. Последний как личность отличался исключительной подозрительностью, злохитростью и подловатостью. Неудивительно, что вскоре он стал ревностным христианским фанатиком. Несмотря на то, что трон был уже в его руках, Ягайла в своей алчности к абсолютной власти мечтал уничтожить всех, кто мешал его авторитету, в частности, уважаемого народом князя-родновера Кейстута. Ради этой цели Ягайла вступил в сговор чуть ли не со всеми врагами Княжества: с поляками, с крестоносцами и даже с татарами. Заговорщицкая переписка была разоблачена Кейстутом, и предатель был отлучён от великокняжеского трона. Но Ягайла не успокоился и с помощью иноземцев поднял восстание против Кейстута. Во время мирных переговоров между сторонами Кейстут и его сын Витовт были вероломно схвачены людьми Ягайлы. Своего дядю Ягайла приказал отвезти в Крево, где на пятые сутки он был замучен стражниками Ягайлы. Главное препятствие гегемонии Ягайлы было преодолено, теперь настало время выполнять обещания, данные иноземным помощникам, главным из которых было крещение страны.

В 1395 году в Крево, на крови своего дяди, Ягайла заключает личную унию с католической Польшей и женится на польской королевне Ядвиге. В связи с этим в христианском мире Польшу стали попрекать "связью с язычниками", но Ягайла решил доказать, что он самый настоящий христианин. В октябре 1386 года Ягайла вместе с Ядвигой отправился в Литву с "апостольской миссией". На возах везли разные товары, чтобы с их помощью такой взяткой сделать родноверов более сговорчивыми в принятии католичества. В начале 1387 года Ягайла совместно со своими сторонниками издал соймовое постановление, где приказывал: "Всех урожденных литвинов обоих полов и всякого чина, к вере католической и к службе святой римской церкви обратить и даже подневолить..." И вот наконец Ягайла приказывает залить главный символ Родной Веры на Литве - негасимый огонь в храме Святорога. Это означало падение Родной Веры как государственно-шляхецкой в Великом Княжестве Литовском. Через несколько дней литвинов кое-как ознакомили с основами христианства и начали крестить. Родноверов разделили на мужчин и женщин, каждая толпа окроплялась святой водой и получала одно на всех "святое" имя... Крещение Ягайлы не затронуло Центральной Литвы (это то же самое, что современная центральная Беларусь). Эта местность была обращена в христианство в 1405 году ортодоксами из колонизированного еще равноапостольным Владимиром Турова.

Таким образом, события 1386-1405 гг. были падением последнего в Европе родноверческого государства. И этим государством была наша Литва-Беларусь. Однако христианизации и дальнейшему окатоличиванию, а кое-где ортодоксолизации, поддавались в основном князья и шляхта, а Родная Вера продолжала жить в её единственных теперешних носителях - крестьянах. Конечно, обреченность на существование в этом низшем окружении изначально предрекла определённую примитивизацию и деградацию Родной Веры, но это был единственный в тех условиях путь жизни. Тем более, что после поверхностной христианизации люди продолжали почитать природные священные места, кое-где даже существовали капища. Даже Криве-Кривайто после разрушения храма Святорога продолжал свою деятельность за границами Вильни вплоть до своей смерти в 1414 г.

Важным этапом в сохранении Родной Веры и литвинского народа вообще стало создание в 1596 году униатской церкви. Изначально она создавалась при участии Римского Папы для продвижения католичества в ортодоксальные регионы Великого Княжества, но уже через несколько десятилетий церковь целиком вышла из-под римского контроля. Вплоть до своей отмены властями Российской империи униатская церковь была местом сохранения остатков родных традиций литвинского крестьянства как от католической экспансии, так и от ортодоксальной русификации. Естественно, что сущность в той церкви была всё та же разрушительно христианская, но формы сохраняли исключительно национальные традиции. Так, в первую очередь, униатская церковь отличалась литвинским (беларуским) языком, на котором велись богослужения; стиль постройки храмов, внутреннего убранства, изображений святых был таким же, как в прежних традициях Родной Веры; униатские молитвенники и богослужения сохраняли значительные дохристианские элементы.

После захвата Великого Княжества Литовского Российской империей новые власти были весьма впечатлены незначительной христианизированностью "западнорусского крестьянства". Для российских этнографов это была большая радость, ибо они нигде больше не нашли бы столько "преданий языческой древности", а для царских властей - наоборот, большое неудовольствие, поскольку национальные традиции представляли серьёзную опасность для карательного аппарата. И вот, начиная с 30-х годов ХІХ века в Беларусь интенсивно засылаются прислужники российской ортодоксии. В 1839 г. запрещается униатская церковь, в вместе с ней разрушали капища, которые, как ни странно, до сих пор находились в разных уголках нашей страны. В 1905 г. царские чиновники с удивлением обнаружили капище прямо в Минске! Оно тут же было уничтожено. Но оккупанты не смогли так же уничтожить беларуский народ. В начале ХХ в. мощной волной поднялось национально-культурное беларуское возрождение, которое было неотрывно связано с национальными образами Родной Веры. Их мы находим у таких выдающихся деятелей того времени, как Янка Купала, Вацлав Ластовский, Змицер Жилунович и многие другие. Однако мероприятия российских властей нанесли большой урон общему восприятию Родной Веры беларускими крестьянами. В нач. ХХ века в Беларуси остались только отдельные волшебники-шептуны, а от древних обрядов осталась только развлекательная функция.

Казалось бы, ситуация, особенно на фоне других стран Европы, вполне неплохая. Но Беларуси уже в большевицкий период был нанесён заключительный уничтожающий удар - коллективизация и индустриализация. Десятки тысяч крестьян были лишены природной связи с землёй, были лишены возможности работать в своём хозяйстве и были переданы в бесхозяйственные колхозы. В каждый "сельсовет" были засланы большевистские агитаторы, объяснявшие необходимость воспитания в духе "пролетарского материализма" и разоблачали "буржуазный характер" народных праздников. Священные валуны подрывались для получения строительных материалов на районные "дома культуры", а деревья Богов вырубались на строительство коммунальных бань. Индустриализация ненасытно поглощала целые пущи и тысячи километров болот, вырывала сельчан в безкультурные города. В каждого беларуса большевистская пропаганда вместо исконных традиций вбила пролетарское идиотство с новой лицемерной мифологией о "всенародном счастье" и "революционном освобождении". Уродливый большевизм потопил беларускую деревню в крови и алкоголе, сделав большую часть нашего населения безродными маргиналами, а завезённый колониальный элемент презрительно насмехался над каждым, кто стремился к родным традициям: "Колхозник!". Будто не сами они создали здесь этот "колхоз"...

С 1930-х гг. беларуский народ за редким исключением упорно пилил тут сук, на котором сидел, строя коммунизм и вспоминая в "партизанских песнях" большевистских "освободителей". Так продолжалось до того времени, пока не наступили 1990-ые годы...

Обзор Родной Веры в Новейшее Время.


Старое поколение.

Конец 1980-х - начало 1990-х гг. в нашей стране было отмечено пробуждением огромного интереса к своей истории и культуре, который сопутствовал политическому развитию, имевшему своей целью независимость Беларуси. Стали появляться многие якобы "беларуские фольклорные" коллективы, которые, к сожалению, подавали народное наследие в абсолютно совковой интерпретации. Удачным примером здесь может служить коллектив с названием в лучших традициях застоя - "Беларуский союз фольклористов". Эта организация (а на её примере мы показываем и другие подобные объединения) не ставит серьёзных целей собственно внутри себя, и, по словам одного из авторов, "стремится сделать культурную жизнь более интересной". С этой развлекательной целью "фольклорники" устраивают свои выступления по таким "традиционным" дням, как 9-ое мая или 3-е июля ("день освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков") среди киосков с поп-корном и кока-колой, а также предлагает ставить представления на тему "Традиционный народный праздник" на утренниках в детских садах. "Фольклорники" принимают за первоисточник деградированные и извращенные большевистским "пролеткультом" традиции, выразительным элементом которых являются знаменитые "чарка, шкварка ды бульбачка". Их тяжело назвать творцами или возрожденцами, ибо они, скорее, массово паразитируют на традиционной культуре, таким образом удовлетворяя увеселительные потребности рабочих окраин. Вместе с тем нельзя не признать, что определенная часть исследователей из того же "Беларуского союза фольклористов" (Например, Василь Лицьвинка) написали довольно содержательные работы о календарно-обрядовых традициях ХІХ в., где можно найти описания древних праздников в те времена.

Толчок интереса к традициям предков дали работы академических государственных учреждений. Это филологический факультет БГУ, Институт Культуры и Педагогический Университет. Из филологов, затрагивавших в своих работах мифологические темы, следует отметить Арсена Лиса и Алеся Ненадовца. Первый исследует преимущественно календарно-обрядовые традиции ХІХ в., что приближает его к вышеупомянутым фольклёрникам, но работы Лиса содержат попытки немного большего, чем просто "общечеловеческое" проникновение в древнее мировоззрение. Правда, остаётся тайной национальность Арсена Лиса. Его имя и внешний вид вызывают большие вопросы насчет принадлежности к беларуской нации. В отличие от него Алесь Ненадовец таких вопросов не вызывает. Этот учёный известен своим основательным рассмотром мифологии Духов беларуской земли - именно он первым исследовал сказания о Водяниках, Лесунах, волшебниках-волколаках, священных деревьях. В последнее время Ненадовец занялся реконструкцией более общих образов Природы - т. наз. "высшего пантеона Богов". К большому сожалению, при всех положительных моментах его работы, Ненадовец делает её ради "научных бумажек". Но это уже недостаток всей науки - издавать кучу бумажных слов и ждать, пока их использует кто-то действительно деятельный. Для реального утверждения Родной Веры в обществе научные труды (и здесь же работы Ненадовца) не имеют большой пользы, да и цели такой они, понятно, не ставят. Также следует отметить, что А. Ненадовец стоит на позициях "примитивного язычника". Согласно им, "человек не знал, что в действительности происходит в природе, и поэтому суеверно создавал себе разных богов".

Не все исследователи такие пассивные в своей работе. Некоторые их них активно пропагандируют "сочетание народных традиций с современностью". Этот дурноватый конформизм напоминает попытки напиться молока с солёными огурцами, не обращая внимания на эффект такого "употребления". Особенно это заметно на примере учёного из Педуниверситета, которые считает себя чуть ли главным авторитетом в области традиционной культуры - Янки Крука. В рамках сочетания "традиции и современности" этот клоун даёт советы о том, как, например, можно "колядовать" с шампанским в многоэтажных домах, как лучше использовать срубленную на "новый год" ёлочку, как написать курсовую работу с помощью "традиционной магии" и бесчисленное количество другой ерунды. Кроме того, Крук интенсивно сочетает квази-традиции совка (в своих книгах он даёт много советов насчет того как организовать свадьбу в ЗАГСе по "народным традициям". Насколько "традиционным" является собственно ЗАГС, ему в голову не приходит), ортодоксальной церкви (Крук активный сторонник древности постов) и, наконец, родноверческой бытовой традиции. Такая ядрёная смесь находит много откликов среди приспособленческой, конформистской части обывателей, не желающих что-то менять в своей жизни и с радостью воспринимающих подобные сообщения о "сочетании с современностью".

Но наиболее сумасшедшей из всех "школ традиции", основанных университетскими преподавателями, является объединение под руководством сотрудника того же Педуниверситета Геннадия Адамовича [1]. Одно название её сочетает в себе "лучшие достижения" русификации и масонства - "Орден "Славянский круг"". Удивляет по меньшей мере неграмотная ориентация "Ордена" на исключительную славянщину, нагло противоречащую славяно-балтским традициям Беларуси, а также столь же неграмотную русскоязычность, с которой эти "эзотерики" еще надеются проникнуть в тайны нашей земли. Но при внимательном рассмотрении даже их "славянистость" рассыпается прахом. Так, одним из основных членов и спонсоров т.наз. "Славянского круга" является некий С. В. Левин - директор "Центра обучающих технологий "Белхардгрупп"". Причём "Орден" даже название этого сионо-американского учреждения умудрился расшифровать "по-славянски": "Белхардгрупп - доминирующиее в названии; Центр - Мир прави, Обучающих - Мир Яви, Технологий - Мир Нави". Комментарии излишни...

В начале своей деятельности Г. Адамович говорил, будто "тайные знания" ему передал его дед. Но вдруг Адамович забыл про деда, и выяснилось, что "студенты-заочники являлись (для Адамовича - С. В.) своеобразным источником родовых знаний, которые они в виде контрольных работ передавали автору" (!).

Геннадий АдамовичКроме студенчества активно помогала Адамовичу в создании "родовых знаний" собственная патологическая фантазия. Чуть ли не каждый месяц лёгким росчерком пера в "Ордене" появлялась новая "многолетняя и традиционная" псевдобеларуская гимнастика или боевая техника. Видимо, от этой самой техники Адамович так растолстел, что с трудом влазит даже в свою университетскую кафедру.

Несмотря на то, что в начале существования "Орден" манифестировал контакты "только с людьми славянской национальности", Адамович постепенно перешел на "общечеловеческую" стратегию. Так, на сайте "Славянского круга" в книге отзывов гордо красуется запись некой Эллы Михайловны Рубинштейн, которую Адамович успешно вылечил от болезни печени.

Подводя итоги, можно сказать, что этот "Орден" - аналог отвратительной секты, которая неумело использует в деятельности отрывочные исторические сведения, извращённые и с большего придуманные стилистические элементы, камуфлирующиеся под Родную Веру. Также можно отметить их русскоязычность и подозрительную связь с жидовством.

Кроме апелляций к наявному славянству, некоторые беларуские организации в начале 1990-х решили создать впечатление о таинственных древних цивилизациях Беларуси. Здесь заслуживает внимания деятельность издательско-исследовательского центра "Крыўя", одной из главных фигур которого является Тодар Кашкуревич. Кривией была справедливо названа беларускими национальными деятелями середины ХХ века Полоцкое княжество ІХ-ХІІ веков, а вот одноимённый центр считал, что стараниями неких "посвящённых хранителей" она обязательно возродится в будущем. Основным средством для этого исследователи "Крыўі" считали всё ту же банальную бумажную работу, итоги которой они печатали в одноимённом журнале. Там "крыўцы" безуспешно пытались привязать беларускую культуру к балтским этнокультурным регионам (что вполне возможно, если умышленно игнорировать известия о славянах), провести параллели между ведической и беларуской мифологией (в результате чего птица Ворон из беларуских песен превратилась в аналог индийского Варуны), вывести происхождение Свастики от орудий для добывания огня, сохранившихся у аборигенов Австралии и Океании. Наибольшей болезненностью отличался, естественно, сам Тодар Кашкуревич. В своих немногочисленных выступлениях в СМИ он пытался доказать, что на территории Беларуси (или Кривии) находилась древняя Гиперборея, а священный арийский остров Туле лежал где-то поблизости впадения Нёмана в Балтийское море. Также на основании распространенности на территории Беларуси географических объектов с названием "Золотая горка" Кашкуревичем был выдвинут тезис о том, что в древности вместо теперешних "горок" здесь находилась легендарная ведическая гора Меру. Как ни странно, но вместе с такими "высокими" трактовками географии Кашкуревич утверждал, что древние беларуские орнаменты появились не иначе как от зарисовок вида неба, который образуется при созерцании его сквозь густые ветви деревьев... Короче говоря, пустые и путаные объяснения центра "Крыўя" не нашли в Беларуси большого количество сторонников, да и вообще такая работа вскоре надоела большинству их исследователей. Деятельность "Крыўі" была фактически остановлена. Тодар Кашкуревич сейчас занимается художественной работой и время от времени собирает своих поклонников из числа студентов, чтобы провести с ними обряд в каком-либо месте, которое он считает очередной "золотой горкой". Там он аккомпанирует им на волынке, и это его мастерство (а Кашкуревич, пожалуй, лучший в Беларуси волынщик) - единственное, что можно считать у него бесспорно выдающимся.

В конце 1990-х в родноверческом движении появилась ещё одна интересная личность - эколог из города Кобрин Владимир Сацевич. До этого он занимался тем, что изучал экологические последствия чернобыльской аварии для населения (теперь, кстати, он не оставил это дело). Для Родной Веры Сацевич выбирал исключительно российские, закамуфлированные под "славянские", трактовки, хотя даже их он использует совсем нечасто. В основном деятельность Сацевича сводится к поездкам на духовную родину - в Россию - или хотя бы туда, где присутствуют её представители, где он продвигает свою чушь о "всеобщем единении славян" (Сацевич не знает нашего беларуского языка) и будто от лица всех беларуских родноверов уверяет в готовности "самого тесного единения с братской Россией". Наконец холуйская стратегия Сацевича привела к тому, что в прошлом году на собрании имперских московских недобитков, которых в своё время не успели выслать из нашей страны, имевшем название "Конгресс славянских патриотов", он торжественно вступил в наиболее враждебную к нашей нации и государству российскую родноверческую организацию "Союз Славянских Общин". Никогда особенно не было слышно, чтобы Сацевич проводил какие-либо обряды или праздники, работал на беларуской национальной почве - для этого у него нет ни знаний, ни самосознания. Единственное, что можно отметить: личность Сацевича весьма "раскручена" в России, ибо такая денационализированная марионетка очень выгодна определённым пан-российским кругам этой страны.

Таким образом, деятельность "старшего поколения" не породила в нашей стране широкого движения за возрождение Родной Веры. К сожалению, не имела эта деятельность и систематизированно-практического характера. Чем дальше, там больше становилось понятным, что будущее Родной Веры в Беларуси связано с молодым поколением, к рассмотрению которого мы сейчас и переходим.

Молодое поколение.

В утверждении прочных позиций Родной Веры среди молодого поколения большая роль принадлежит музыкальным коллективам. Вообще, в ХХ веке музыка шла впереди социальных движений, и в Беларуси она носила такой же авангардный характер.

Песняры В нашей стране основателем музыкального направления, которое сочетало современные достижения и традиционную основу, была группа "Песняры", расцвет которой пришёлся на 1970-ые годы. Творчество "Песняров" лежало прежде всего в музыкальном течении фолк-рока, а текстовая часть представляла собой перепевки крестьянских песен к. ХІХ - нач. ХХ веков. Прежде всего значение "Песняров" было в том, что они сумели показать актуальность и необходимость беларуских песен да и вообще беларуского языка, который в то время был почти целиком уничтожен "дружественным великим и могучим". Благодаря "Песнярам" беларускую песню и беларусов начали считать самостоятельным творческим народом как в СССР, так и за его пределами. Самосознание беларуских слушателей также возросло от осознания того, что в собственном наследии есть песни, которые можно так исполнять. Но в скором времени в начале 1980-х годов московские чиновники, весьма озабоченные национальным уклоном "Песняров", заставили тех исполнять русскоязычные песни о Беларуси, написанные известными большевистскими агитаторами Пахмутовой и Добронравовым. Так группа, создававшая музыку на оснве очетания национальных мелодий с передовыми достижениями того времени (The Beatles, Pink Floуd, Deep Purple) стала простым компонентом стерильного советского "масскульта" с его глупым "полесско-партизанским" представлением о Беларуси. Нужно еще отметить, что даже в годы своего расцвета в 1970-х "Песняры" исполняли только социально-бытовые песни, которые к тому же по времени создания не выходили за рамки ХІХ в. Это был первый шаг в прошлое и одновременно вперед.

Следующим этапом, когда музыканты начали активно работать на возрождение национального сознания и получили определённое количество поклонников, был конец 1990-х годов, когда наша страна шла к своей независимости. Символом беларускости в творчестве был в первую очередь язык и кое-где элементы традиционной музыки (известные группы того времени: "Бонда", "Мясцовы Час", "Уліс", "Мроя"). Древнее прошлое Беларуси опевали в творчестве такие группы, как фолк-роковый "Камэлот" и первая метал-группа в беларуси "Дзіда". Родную Веру они как таковую не затрагивали, вспоминая в текстах в основном исторические события времен Великого Княжества Литовского. Творчество этих групп отражало общий интерес определенной части беларусов к истории средневековья.

Группой, которая породила настоящую родноверческую революцию среди беларуской молодёжи, стал гомельский "Gods Tower" ("Башня Богов" по-русски). Музыканты собрались вместе в 1989 году под другим названием и стали играть хэви-трэш, который не отличался некими национальными особенностями, но в 1993 было решено радикально обратиться к древнему наследию Родной Веры. Это было как раз тем, что наконец пробудило голос крови наиболее прогрессивной части молодёжи! Концерты "Gods Tower" собирали сотни людей, которые раскачивались в медитативном танце под волшебные волынкоподобные звуки гитариста Александра Уракова. На улицах всё чаще можно было встретить людей, надевающих древние родные обереги-символы, которые использовали в оформлении своих альбомов "Gods Tower" (к слову, оформление делал талантливый беларуский художник Змицер Траянович). Знать Родных Богов, дохристианскую историю своих предков стало важным для каждого любителя музыки группы, которым только в одном Гомеле был чуть ли не каждный третий молодой человек. Некоторые даже пытались совершать родноверческие обряды, используя честные, доступные и открытые тексты "Gods Tower" (так, на мини-альбоме "The Canticles" был помещено заклинание к солнечному божеству беларуских балтов Сотвару). И не стоит даже говорить о том, сколько людей под воздействием "Gods Tower" начали заниматься собственным музыкальным и поэтическим творчеством на основе Родной Веры, проникать в тайны беларуской Природы, искать сохранившиеся сведения о Вере Предков. Безусловно, у "Gods Tower", как и каждого превопроходца, был ряд недостатков. В первую очередь это смешение разных родный традиций (в и текстах кроме балтского Сотвара упоминается южнославянский Симаргл, греческая Леда и др.), чрезмерное употребление алкоголя (которое в конце концов привело к смерти главного композитора А Уракова) и, самое главное, практически повсеместная англоязычность, сформированная под влиянием западных музыкальных стандартов. Но "Gods Tower" принадлежит и величайшая заслуга в возрождении и популяризации в Беларуси образов Родной Веры.

В 1996 году дело "Gods Tower" продолжили группы с большей уже беларускоязычной составляющей в творчестве - "Znich" (Знич - название священного погребального огня у беларусов-литвинов), "Oyhra" (Ойра - древний воинский клич), "Apraxia" (Апраксия - героиня древнерусских былин). Это способствовало ещё большему распространению культуры Родной Веры среди самых широких масс молодёжи. В конце 1990-х симпатии к Родной Вере начали высказывать даже те творческие коллективы, для которых она не была основой творчества. так, пожалуй, самая популярная после "Gods Tower" метал-группа "Vicious Crusade" в 1999 году выпустила альбом "The Unbroken" ("Несломлённый"), где активно затрагивалась Вера Предков, а в одной из песен играл на волынке упоминавшийся ранее Тодар Кашкуревич. также Кашкуревич играл на альбоме группы "Aquamorta" "Заклік Крыві" в песне "Крочым Поплеч", которая стала настоящим гимном беларуских националистов.

Музыканты-родноверы пытались выйти в творчестве за рамки музыки. Так, лидер группы "Znich" Алесь Таболич некоторое время издавал журнал "Сотвар", в котором затрагивал разные аспекты беларуской Родной Веры. Некоторые же пытались придать форму организации большому количеству стихийных родноверов-любителей музыки. Особенно выделялась здесь группа "Apraxia", которая была, несмотря на прекрасные музыкальные способности, наименее просвещённой в национальном вопросе и с большего паразитировала на российских трактовках Родной Веры и таких же российских черносотенных проявлениях антисемитизма. В начале 2000-х "Apraxia" пыталась создать "патриотическую группировку "Армия Апраксии"", но, по словам музыкантов, эта попытка провалилась из-за ареста её лидеров (наверняка, как всегда, за уличное хулиганство). В 2003 году поклонники "Apraxia" самостоятельно создают "Славянский патриотический блок", который существует до сегодняшнего дня и имеет некие две группировки в Минске и Новополоцке. Сразу же видно, что собственно названия этого "блока" подразумевают традиции уличного skinhead-хулиганства, а также понятно, что эта организация не слишком глубока в своих знаниях и ориентируется на непонятную "вездеславянщину", которая активно продвигается в нашу страну с востока. "Славянские патриоты" поводят какие-то праздники, но как они проходят, отвратительно, как это часто бывает в таких организациях, или нет, сказать невозможно, так как на свои мероприятия они приглашают в основном знакомых скинхедов, к которым автор не принадлежит.

Таким образом, события на музыкальной сцене 1990-х породили интерес к родноверческой культуре у достаточно большого количества людей. Музыкальные любители-родноверы обычно очень активные, деятельные люди, но часто к таким положительным качествам прибавляются неграмотность, невоспитанность и элементы рок-н-ролльного мировоззрения a-la "пиво, девушки, рок-н-ролл". Кроме тех, кто стал возрождать Родную Веру из-за музыкальных влияний, выделилась группа тех, кто делал то же самое интеллигентским путём. В основном это были последователи ранее упоминавшегося "сочетателей с современностью", которые увидели в этнографических книгах новый способ времяпрепровождения. Время это было свободно, разумеется, от интенсивных библиотекарских штудирований "книжек по этнографии и язычеству", тихие прочтения которых, как правило, заменяют "интеллигентам" живое знание. Типичный родновер-книгожор - это меланхоличный болезненный студент-зануда, который с детства отринул здоровое движение и радость окружающего мира, от которого он (или она) прячется под своими единственными друзьями - книгами. Обычно у родноверов-интеллигентов непривлекательная внешность, поведение и набор комплексов вместо характера. Они выброшены из объективных процессов современности, поэтому стремятся к самореализации в кабинетах, где они создают свой мирок, в котором сосредотачивают таких же закомплексованных людей. Не имея выдающихся качеств ни психологических, ни физических, свой мирок "интеллигенты" защищают цитатами из книг, без которых уже не мыслят своего существования (кстати, в книгах они ориентируются довольно хорошо - родная бумажная стихия). Родноверы-интеллигенты могут проводить исследования, копируя своих кумиров-учёных, или совершать этнографические экспедиции - в любом случае в них заложен генетический ужас перед существованием вне университетов или какого-либо госучреждения. Время от времени бывает, что "интеллигенты" выбираются на природу, чтобы, пользуясь своей "научной перепиской", провести по ней какой-нибудь обряд, который отличается почти христианской стерильностью, добропорядочностью и корректностью. Кстати, "обряды" по "интеллигентам" отличаются также большим количеством народных песен, которые исполняют обычно глуповатые, страшные девушки (других там весьма немного), желающие продемонстрировать всё то, что они собрали в этнографической университетской практике.

В свою очередь определённые слои интеллигенции стремились сами использовать активный людской ресурс любителей музыки-родноверов. Этим отличалась (по крайней мере, на раннем этапе своей деятельности) организация, основанная в начале 2000-х, которая была названа Gega Ruch. Главными фигурами в ней были два стуждента-жамойта - Алесь Микус и Алексей Дерманис (правда, последний в зависимости от конъюнктуры становился то Дерманом, то Дермантом). Понимая, что нежными ручками интеллигенции не удастся добиться больших успехов, эти люди хотели использовать для осуществления своих целей упомянутых любителей музыки и участников молодёжных оппозиционных режиму А. Лукашенко объединений, в частности, проамериканского движения "ЗУБР". Попытка эта, однако, провалилась, ибо собственно те цели, которые создавались фэнтезийно-"научным" умом Микуса и Дерманиса, были нереально бессмысленными, вписывавшимся только в виртуальные бумаги. Сначала много шуму наделало издание "Гега Руха" "Друвінгаў Светацям" ("Друвинг" - это такая глупая и непонятная титулятура, которую Микус придумал сам для себя), которую пытались представить как тайную кривскую мудрость. Но потом выяснилось, что тот "светацям" есть ни что иное, как перепечатка с совсем не кривских, а немецких источников ("Хрестоматия для немецкой молодёжи", 1938 г.), незначительно подправленных гегаруховской терминологией. Особенно смешила замена слова "фюрер" на "друвинг" (читай, Микус), что, однако, не сделало из этих людей культа. На этом печатная "мудрость" Гега Руха закончилась, и они целиком перешли на более безопасную работу на своём сайте. Там они со всей виртуальной смелостью объявляли "бескомпромиссное противостояние" в первую очередь, почему-то, любым проявлениям славянской этничности в пользу этничности балтской. Чтобы создать ощущение большей серьёзности, гегаруховцы и их знакомые на форуме своего сайта подписывалась разными никами и будто от лица разных людей писали разные проклятия в адрес славянства. Чтобы легче было это делать, на сайте Гега Руха демонстрировалась ложь неизвестного происхождения, где был показано полное отсутствие славянской общности в истории (историческое славянское пространство занимали, по Гега Руху, естественно, балтские племена), а на форуме было решено считать все известия о славянах выдумкой "российских монголов". Ещё одним довольно интересными на сайте являются новости, имеющие новосозданную пан-балтскую направленность: Литва, Латвия и... Беларусь идут конфедеративным блоком, а новости из России, Украины и Польши, которые являются по статусу абсолютно такими же, как и наши балтские соседи, безапелляционно помечены как "заграница". Таким же проявлением лживого лицемерия, которое сопровождает Гега Рух во всей их деятельности, есть и их весьма избирательные территориальные претензии. Так, среди земель, которые Гега Рух в первую очередь собирается "возвращать к балтскому пространству", стоят: Беласточчина, Черниговщина, Смоленщина, западная и центральная Калужчина и другие земли славянских государств. О изначальном священном центре беларусов-литвинов - городе Вильне, который подлой большевистской игрой был отдан Жамойти в 1939 году, нет ни слова! Конечно же, хозяев-сородичей обижать нельзя. Остаётся добавить для полного отражения гегаруховского лицемерия, что при всём том они, оказывается, "не призывают к враждебности ко всему славянскому, в том числе и к нашим славянским соседям". Таким образом, Gega Ruch предстаёт перед нами в образе очередного виртуального агрессора в отношении беларуских земель. Интересно то, что для беларусов более привычной является агрессия пан-славянской (в первую очередь пророссийской) направленности, а Gega Ruch ведёт наступление с другой, балтской, стороны. Сейчас единственным пространством "балтской реконкисты" является их вышеупомянутый сайт, постепенно переходящий в пассивную стадию своего существования. Уже давно неактивен форум, а из постоянных авторов там остался только Микус, который постепенно сходит с ума в одиночестве и переводит свой сайт на мёртвый прусский язык, подготавливаясь, видимо, к переходу в мир иной к этому исчезнувшему народу.

Мода на Gega Ruch в Беларуси уже прошла, но, к сожалению, не в пользу интереса ко всему беларускому. В последнее время среди родноверческой молодёжи появилась новая группа, которую условно можно назвать "дети российских книжек". Дело в том, что лукашенковский издательский mainstream занят сейчас трактовкой национальной истории исключительно с большевистской точки зрения и черпает вдохновение в основном в лживо истолкованных событиях последней "Великой Отечественной" войны. Основательной национальной родноверческой мысли в Беларуси нет, что заставляет определённую часть населения обращаться к российским аналогам. Заводилами здесь выступают собственно этнические русские, которые были завезены в нашу страну при большевиках. Категорию "детей российских книжек" выделяет: употребление продукции издательского дома "Русская правда" и других русских трактовок Родной Веры, признание авторитета российских организаций имперской направленности ("Союз Славянских Общин", "Содружество "Славянское единство"" и других), ксенофобия с одновременным восприятием России как единственного защитника в первую очередь от "жидов" и "агентов запада", славяно-русский пафос (ранее упоминавшаяся "вездеславянщина" в отношении к Беларуси, а кое-где апелляции к "Матушке-Руси") и ряд других столь же смешных особенностей. Как пример можно подать какую-то "языческую общину" из древнего города Новополоцка (кто знает, тот поймёт, что город был построен в советское время и почти целиком был заселён русскими), которая, не успев родиться, дружно вступила в "Союз Славянских Общин", приклеившись, наконец, к отчаянно желанной России-Матушке, где и пропала. Дать оценку этой категории нетрудно: для собственного же блага всем членам "славяно-русских языческих общин" лучше всего уехать в ту страну, которую они старательно здесь создают. Каждому - своё.

Перспективной организацией нового, отличного от других, образа является Объединение Беларуских Родноверов. По национальному вопросу в нём найден действительный "исторический компромисс", наиболее соответствующий истине. Согласно позициям ОБР, беларуский (литвинский) народ вобрал в себя равные славянские и балтские этнокультурные части. В беларуской Родной Вере вместе существуют и переплетаются традиции как славянского, так и балтского метоэтносов, создавая особенное, уникальное пространство. Языком Объединения является не прусский и не "славяно-русский", но беларуский. Согласно задачам ОБР, оно занимается изучением, сохранением, возрождением и утверждением среди людей беларуского национального порядка, в первую очередь связанного со мировоззрением Родной Веры. Корни ОБР уходят в начало 2002 года, когда два деятельных человека Славер Велет и Радим решили объединить свои усилия по изучению, практике и пропаганде Родной Веры, что вылилось в создание специального сайта, а потом и форума "Голос Новой Беларуси". Постепенно вокруг собирались соратники, и на Коляды 2003/2004 года было решено создать собственную организацию. К сожалению, вскоре из-за нежелания заниматься в ОБР тяжёлой и неблагодарной работой, а также смены взглядов в пользу "белого глобализма", организацию покинул один из её основателей - Радим. Сейчас Главой ОБР является Славер Велет и под его руководством организация постепенно набирает внутреннюю и международную силу. Подводя итоги, следует сказать, что, несмотря на глубочайшие родноверческие корни и статус последнего родноверческого государства Европы, сегодняшней Беларуси следует пройти ещё очень долгий путь для более-менее полного возрождения Родной Веры. Сейчас наша страна выглядит очень отсталой в сравнении с соседями. Поэтому беларусам остаётся только работать ради лучшего будущего и бороться с теми, кто упорно старается повернуть наш жизненный путь в пропасть вымирания.

Славер Велет

P.S. Перепечатано с исправлением грамматических ошибок...

1. Геннадий Адамович. Музей проходимцев. Как это делается