четверг, 30 апреля 2009 г.

Менск

Минск. Улица Индустриальная. Дом межвоенной постройки

Минск. Улица Индустриальная. Дом межвоенной постройки

Минск. Улица Денисовская. Река Свислочь

Минск. Улица Денисовская. Река Свислочь

вторник, 28 апреля 2009 г.

Навасёлкi

Новоселки. Сад

Новоселки. Улица Первомайская

Новоселки. Улица Первомайская
Дорога Н9360
Новоселки

Дудуткi

Поездка по Беларуси в Дудутки была 28 апреля 2009.
Музей старинных ремесел и деревянного зодчества "Дудутки" был построен в девяностые года в деревне Птичь, Пуховичского района, Минской области.
Дудутки — одно из двух мест Беларуси, наряду с национальном парком - "Беловежской пущей", где официально разрешено производство настоящего самогона.

Церковь в честь Иоанна Крестителя в Дудутках

Дудутки. Церковь в честь Иоанна Крестителя

Стары млын

Дудутки. Старая мельница

Сайт Дудуток

ЕВГЕНИЙ БУДИНАС: "ВСЕ, ЧТО МОГ, Я УЖЕ СДЕЛАЛ"

Вероника ЧЕРКАСОВА

Дудудки - место отдыха и гуляний беларусов

27 июля в Дудутках под Минском состоялся четвертый традиционный Фэст старосветской культуры. Вращала крыльями мельница, звенела наковальня, летал воздушный шар, угощали шашлыками и блинами, было, как всегда, многолюдно и весело. Не верилось, что все это - в последний раз. Еще одним праздником в Беларуси стало меньше. Да только ли праздником?..

Землю в Дудутках журналист и писатель Евгений Будинас взял в аренду в 1991 году. Чуть раньше было создано ООО "Полифакт". Планировалось, что доходы, получаемые от издательской и полиграфической деятельности "Полифакта", пойдут на развитие Дудуток.


Стилизованная под старину дверь в Дудутках

Подсобное хозяйство вели на 168 гектарах земли (из них 56 гектаров пашни), держали 130 голов крупного рогатого скота, была построена свиноферма. Такой весьма неординарный для интеллигента путь диктовался, во-первых, желанием загрузить всем необходимым свой корабль, чтобы более-менее благополучно "переплыть" тяжелые времена, а во-вторых, желанием Евгения Будинаса, занимавшегося в бытность публицистом проблемами сельского хозяйства, проверить свои знания на практике. Было это отчасти и экспериментом, поскольку Евгений Доминикович всегда предполагал, что фермерские хозяйства, вопреки убеждениям и статьям Анатолия Стреляного и Юрия Черниченко, страну не прокормят.

Стилизованная под старину дверь в Дудутках

В скором времени в Дудутках была проведена ЛЭП, проложено 15 километров телефонного кабеля, сделаны серьезные капиталовложения в приобретение техники, строительство, благоустройство. Но предположения о том, что фермерство не может прокормить ни страну , ни фермера, к сожалению, подтвердились. Реальность брала свое: молоко и поныне выливать дешевле, чем продавать, а цены на сельхозпродукцию в нашей стране всегда на порядок ниже, чем цены на бензин, смазочные материалы, технику.

Дудутки. Стол заказов. 'Будзьма беларусамі'

Но сдаваться и признавать свое поражение не хотелось. И тогда впервые возникла идея посмотреть на Дудутки комплексно (с учетом природной, культурной, исторической ценности), а не только как на средство производства. Постепенно это привело к созданию м узея и тех самых Дудуток, куда в последние годы на праздники и фэсты старосветской культуры стал съезжаться "весь Минск", наведывались лучшие представители российской культуры, иностранные гости, дипломатический корпус.

Сегодня Евгений Будинас болезненно переживает отъезд дипломатов из Беларуси. И не только потому, что без них его праздники утрачивают некую изысканность. Просто он всегда полагал, что визиты дипломатического корпуса в Дудутки не только позволяют иностранцам узнать Беларусь, но и являются в какой-то степени защитой для музея. Ведь во всем мире принято: если дело на виду, его не так-то легко прикрыть. Но история с Дроздами в очередной раз показала, что весь мир нам не указ. Все убедились, что в этой ст ране беззащитны даже чужеземные дипломаты, не говоря уже о собственных гражданах...

ОБРЕТЕНИЯ И РАЗОЧАРОВАНИЯ

Дудутки. Телефон-автомат советских времен

В истории "Полифакта" и Дудуток мало обретений, зато множество разочарований. Последнее из них постигло Евгения Доминиковича совсем недавно. Как только он, стремясь перевести музей на самоокупаемость, отважился сделать Фэст старосветской культуры платным, то выяснилось, что интерес к нему резко снизился. Стало очевидно: если вместо четырехсот приглашенных на первый фэст приехало около тысячи, то дело лишь в том, что тогда бесплатно раздавали шашлыки. "Пользоваться чем бы то ни было люди готовы, - говорит Будинас, - восхищаться - тоже. Платить - ни в прямом, ни в переносном смысле, ни мало, ни много - не хочет никто".

То же можно сказать и об оценке сделанного "Полифактом". Однажды представители литовского МИД, побывав в Дудутках, неожиданно предложили Будинасу стать почетным консулом Литвы в Беларуси. Таким образом, если не дома, то хоть у соседей пришло признание. Обсудив такую возможность с белорусской стороной и получив соответствующие заверения, МИД Литвы послал в Беларусь официальную ноту с представлением Будинаса. Вопреки всем дипломатическим нормам и правилам, ответа не было на протяжении трех месяцев. Однако гораздо интереснее мотивы, по которым, в конце концов, последовал отказ. Оказалось, что назначению мешает антигосударственная деятельность Евгения Будинаса, которая выражается в том, что во время государственных праздников Республики Беларусь он проводит мероприятия у себя в Дудутках, чем отвлекает дипломатический корпус от участия в официальных торжествах. Оказалось, что высокие руководители вплоть до дат помнят все проводимые в Дудутках фэсты и не собираются прощать эту "самостоятельность".

Дудутки. Один из первых советских тракторов

Зато уж чего всегда хватало " Полифакту", так это того, что Евгений Доминикович называет "наездами". Первый из них начался 10 октября 1994 года, на следующий день после открытия мельницы и через день после презентации первого тома "Итогов века". То есть сразу после того, как "высунулись", причем дважды. Официальная претензия звучала следующим образом: "нецелевое использование земель". "Однако на самом деле все сводилось к обвинениям в самоуправстве и своеволии, - говорит Будинас.- Мы взяли землю для ведения подсобного хозяйства, и до той поры, пока стояли на ней на карачках и пололи грядки, все было нормально. Когда началось строительство свинарника и коровника - это уже выходило за пределы дозволенного, поскольку мы становились собственниками. Но как только мы подняли голову и дошли до того, чтобы ставить мельницу или возрождать старинные технологии, это сразу вызвало реакцию неуправляемого бешенства. Нам было инкриминировано нецелевое использование земли, и никакие наши аргументы о том, что мельница - это тоже предмет производства, не имели ни малейшего значения. В результате по настоянию сверху исполком Пуховичского района принял решение землю изъять, все постройки снести, причем за счет " Полифакта", и ему же предписывалось компенсировать нанесенный нашей деятельностью ущерб". Сразу на двух автобусах в Дудутки выехала комиссия... по вторичному использованию строительных материалов: решали, что будут строить из обломков.

Однако оказалось, что система не так сильна и могущественна, как это иногда кажется. Никто из "проверяющих и запрещающих" даже представить себе не мог, какое огромное сопротивление будет им здесь оказано. Потом они сами признавались, что теряли на этом деле столько энергии и сил, что проще было отступить. В результате круглосуточной борьбы, которая заняла полгода, все санкции по Дудуткам, включая даже выговор председателю местного сельсовета, были отменены. Но потери оказались велики. Именно тогда пришлось приостановить возведение двух домов, которые остались недостроенными до сих пор.

Дудутки. Задний выход

Любое дело трудно "раскручивать". Но гораздо труднее начать его во второй раз. Тем более, что, кроме Дудуток, приходилось заниматься еще и "Полифактом".

ЗАРАБАТЫВАТЬ. ЧТОБЫ ТРАТИТЬ

"Дудутки и "Полифакт" мучительное противоречие: и зарабатывать деньги, и тратить их одному человеку очень трудно, - говорит Евгений Будинас. - Это технологически разные задачи: когда человек зарабатывает, он должен трястись над каждой копейкой, а когда тратишь, нужно это делать как можно скорее. Ежедневно мне приходилось в 6 утра ехать в Дудутки и проводить там планерку по "закапыванию" денег, после чего возвращаться в "Полифакт", чтобы эти деньги зарабатывать. Это и психологически, и физически тяжело. Кроме того, производство должно саморазвиваться: если с молока все время снимать сливки, то оно превращается в воду. А в се сливки с "Полифакта" постоянно уходили в Дудутки".

Дудутки. Баба-яга

Но драма даже не в этом. Так же, как в деревне нужно было сражаться за Дудутки, в городе приходилось защищать "Полифакт". Это сражение было постоянным, поскольку с самого начала идея выдачи лицензии на производство ценных бумаг частной фирме воспринималась наверху весьма настороженно. К тому же постоянно "наезжал" Гознак -- как бы естественно претендующий в Беларуси на роль монополиста в этой области.

Главным аргументом " Полифакта" в этой войне всегда была папка образцов готовой продукции, которая с каждым днем росла. Здесь интересы фирмы и государства совпадали. "Полифакт", а не Гознак затыкал прорехи в уникальном производстве. Когда речь пошла уж е о сотнях выполняемых заказов, фирма начала "лоббировать" свои интересы. В частности, не без подсказки "Полифакта" было принято постановление Совета Министров, запрещающее размещать заказы на производство бланков ценных бумаг за пределами республики. Очевидная нелепость - отдавать дефицитные товары и валюту за то, что можно сделать дома.

В 1992 году, когда деятельность "Полифакта" только начиналась, Национальный банк Республики Беларусь заказ на печатание своих расчетных билетов и чековых книжек (всего на сумму около BLR 250 млн) разместил на предприятиях Гознака России. Согласно справке Минфина, по указанным операциям в бюджет Российской Федерации осуществлено платежей на сумму BLR 65 млн, в дорожный фонд и фонд занятости - BLR 5 млн, в фонд социального страхования - BLR 30 млн, на развитие производства BLR - 50 млн, а фонд оплат ы труда составил BLR 70 млн. Это только один пример. В целом же при размещении заказа на ценные бумаги за пределами страны экономические потери составляли до 70 процентов его стоимости.

Несмотря на очевидную выгоду от печатания ценных бумаг на "Полифакте", фирму держали на коротком поводке, выдавая только временные лицензии на два месяца, максимум - на полгода. Это делало невозможным планирование производства, закупку расходных материалов. Более того, бывали дни, когда утром лицензию изымали, а вечером возвращали обратно.

В "холодной войне" между Гознаком и "Полифактом" у первого было неоспоримое преимущество. Дело в том, что технология производства и защита ценных бумаг является государстенной тайной. И по закону для того, чтобы осуществлять такую деятельность, нужно иметь на предприятии режимно-секретный орган Комитета государственной безопасности. Это был классический замкнутый круг - для того, чтобы КГБ дал добро на создание такого органа, нужно, чтобы Гознак обратился с соответствующей просьбой. В свою очередь, Гознак должен был, во-первых, изъявить такое желание, а во-вторых - получить согласие Комитета государственной безопасности.

Дудутки. Выступление Старого Ольсы

Трудно пересказать все перипетии этого дела, однако круг был разорван, и в 1996 году "Полифакту" выдали государственную лицензию номер 1 на производство ценных бумаг. Это была победа. Но тут же война с Гознаком ужесточилась. "Полифакт" не претендовал ни на что, кроме той работы, которую он делал, причем делал умело, не прося у государства никаких ассигнований. В отличие от Гознака, который постоянно требовал огромных средств на свое развитие, не считаясь при этом ни с логикой дела, ни со здравым смыслом. Например, с тем, что согласно мировому опыту государству с населением менее 28 миллионов человек вообще не нужно собственное производство денег и капиталовложения в это нецелесообразны. Такая информация, исходившая от "Полифакта", естественно, не улучшала его отношений с Гознаком. Что касается властей, то они к логике фирмы прислушивались, но традиционно становились на сторону государственной структуры. А если и шли навстречу " Полифакту" - то в порядке исключения.

Дудутки. Павлин

Одно из таких исключений относится к тому времени, когда "Полифакт" настолько освоил высокую технологию выпуска ценных бумаг, что предложил государству произвести въездную визовую марку. Это весьма защищенный документ, требования к которому определяются Интерполом. В то время ни в одном из государств СНГ ничего подобного еще не было, как не было и технических возможностей для производства. "Полифакт" вышел с предложением на тогдашнего министра иностранных дел Петра Кравченко. Когда разработка марки была практически завершена, Евгений Будинас по делам уехал из Минска. За время его недолгого отсутствия договор с " Полифактом" под давлением Гознака был расторгнут. Все вопросы к министру казались бессмысленными, потому что конкурентом " Полифакта" выступило государственное предприятие.

Дудутки. Павлин

Однако, несмотря ни на что, Кравченко принял нестандартное решение, и министерством был объявлен конкурс, который "Полифакт" с честью выиграл не только у Гознака, но и у очень известной фирмы - производителя ценных бумаг "Де ла рю". Марка получила одобрение Интерпола и французской секретной полиции, которые дали письменное заключение о том, что она отвечает всем международным стандартам.

Тем не менее, на этом (да еще, пожалуй, на разработке и выпуске "Полифактом" государственных актов землепользования) достижения в отношениях фирмы с отечеством практически исчерпываются.

ЧЕМ ЧРЕВАТА КОНКУРЕНЦИЯ С ГОССТРУКТУРОЙ

По словам Евгения Будинаса, все "наезды" на Дудутки и издательскую компанию происходили со странной периодичностью - раз в полгода и, как правило, накануне больших праздников или в связи с удачами "Поли факта". Следующий "наезд" состоялся в весьма ответственный момент, когда идея создания музея материальной культуры "Дудутки" заинтересовала Совет Европы, ООН, ЮНЕСКО. В ноябре позапрошлого года Будинас побывал в Страсбурге, Женеве и Париже для решения вопроса о создании на базе Дудуток Национального регионального центра по музеефикации исторических территорий и развитию народных промыслов. Но причина "наезда" была не в этом.

Дудутки. Мастерские

Незадолго до этого "Полифакт" обратился в Администрацию президента и правительство с предложением о создании единой системы документооборота республики по технологии "непрерывный формуляр". Очевидно, что в цивилизованном государстве нужен цивилизованный документооборот, и бесчисленное количество всевозможных бумаг должно приводиться в единую систему. Это сразу же сняло бы проблемы с обработкой документов, усложнило их подделку, упростило контроль и учет. Условия для выполнения такой работы имелись, были и спонсоры, готовые финансировать проект, - в частности, представительство ООН, фирмы - производители самокопирующейся бумаги, компьютерной техники и так далее. На свое предложение " Полифакт" получил два десятка категоричных резолюций о необходимости немедленного его внедрения,-- тем более, что государственного финансирования не требовалось.

Гознак, почувствовавший, что у него перехватывают инициативу, тут же стал доказывать, что Беларусь технически не готова к решению этой проблемы. И достаточно лихо эту идею "закопал", сведя ее к необходимости... проводить ежегодные совещания. Вот тогда-то " Полифакт" и вошел в правительство с предложением, которое впоследствии погубило фирму.

Будинас говорил: "Ну, хорошо, если Гознак утверждает, что внедрить единую систему документооборота невозможно, дайте нам другой участок, причем самый "больной" для государства, и мы покажем, что это можно сделать, покажем, какие огромные выгоды это принесет".

Речь шла о создании системы документов для защиты государственных интересов на границе. По данным Совета безопасности, от пятидесяти до восьмидесяти процентов грузов следуют через Беларусь по поддельным документам. Только за полгода, по справке МВД, на контрольных пунктах государственной границы выявлено 29 тысяч лиц с поддельными документами, в результате чего государство недополучило в бюджет около BLR 3 млрд (в ценах 1995 года.) Выполняя заказ на изготовление индивидуальных печатей для таможенников, "Полифакту" пришлось изучить мировой опыт (были разосланы запросы и получены ответы из 82 иностранных фирм, работающих в этом направлении). В конце концов фирма выдала заключение о том, что в мире не существует способа эффективной защиты печати от подделки. То есть при цене печати $20 ее подделка будет стоить не более $50. Поэтому предлагалось заменить индивидуальные печати таможенников и весьма часто подделываемые штампы в загранпаспортах о выезде, въезде и пересечении государственной границы специально защищенными марками таможенного и паспортного контроля, которые изготовлялись бы на самоклеящейся бумаге, саморазрушающейся при попытке отклеить, были бы сброшюрованы в номерные подотчетные книжки по 100 марок в каждой, ч то обеспечило бы полную отчетность и контроль при использовании.

Для защиты марки таможенного контроля от подделки, кроме традиционных методов, предлагалась патентованная технология AXIS, которая основана на совершенно новых принципах и обеспечивает невозможность подделки марки даже в случае несанкционированного использования оборудования, материалов, приборов контроля, а также при наличии информации о принципах защиты, подлинных штампов и факсимиле работников таможенных органов. По предложению "Полифакта", эти марки могли бы продаваться. Была рассчитана потребность в них. Только от реализации марок таможенный комитет ежегодно приносил бы государству доход в $28 млн, не говоря уже о сокращении огромных потерь казны от несанкционированного пересечения грузами и людьми государственной границы. И все это - без всяк их предварительных затрат.

Пруд в Дудутках

Идею с восторгом приняли и поддержали во всех инстанциях. Была создана рабочая группа Совета Министров, в которую входил и Евгений Будинас. Группа подготовила проекты двух постановлений правительства о внедрении марки таможенного контроля и о визовых марках для временного и постоянного въезда и выезда.

Одновременно из Гознака на Будинаса и весь "Полифакт" пошли жалобы в Совет Министров и КГБ.

Первое постановление Совмина вышло 27 ноября, а 28 ноября, когда Будинас улетел в Женеву и Страсбург по делам Дудуток, в " Полифакте" уже работали четыре комиссии - Гознака, налоговой инспекции, КГБ и Службы контроля президента. Заместитель Будинаса Виктор Станкевич сказал проверяющим, что руководителя фирмы нет сейчас в Беларуси и с ним надо бы связаться. Однако ему ответили, что в этом нет смысла, потому что до конца недели судьба предприятия будет решена, и к тому времени, когда Будинас вернется в Беларусь, никакого "Полифакта" просто не будет.

В результате проверок появилось официальное заключение Гознака о том, что "Полифакт" никогда ничего не производил и не производит, своего оборудования у него нет, а все, что он якобы выпускает, делается чужими силами на чужих мощностях. Представитель КГБ потребовал от сотрудников фирмы, чтобы они на глазах комиссии снова произвели визовую марку в доказательство того, что именно они и именно здесь делали это раньше. (Это все равно, как если бы фирме, построившей дом, предложили построить еще один, что бы доказать, что строила именно она). Говорят, что, узнав об этом, Мясникович спросил: "Если КГБ доказывает, что это сделал не "Полифакт", может быть, они смогут сказать, кто же это сделал?"

Когда Будинас, вернувшись в Беларусь, узнал об этом "следственном эксперименте", то сразу же потребовал его прекратить, спросив, за чей счет его проводят.

Таким образом, " Полифакт" опять оказал сопротивление. Лицензию не изъяли, ситуацию удалось спасти. На хождение по инстанциям ушло восемь месяцев. А ведь были еще и около BLR 5 млрд штрафных санкций, которые полагалось заплатить из прибыли. А ее-то у "Полифакта" никогда и не было, поскольку все до копейки вкладывалось в землю, мельницу, кузницу, в Дудутки, в издание многотомной серии "Итоги века", в первые альбомы белорусского нотосбора и многое другое. "Полифакт" всегда был бесприбыльной организацией, поскольку затраты по Дудуткам ложились на себестоимость. Пять миллиардов штрафа, которые в то время составляли около $250 тыс, фирму просто уничтожали.

И хотя, в конце концов, претензии были сняты (на сей раз не без помощи специальной комиссии Совета безопасности, которую возглавлял Анатолий Тозик), договор на производство таможенных марок с "Полифактом" подписан не был. Целый год напряженной работы прошел впустую, а огромные затраты остались без всякой компенсации. Производить таможенную марку, украденную в "Полифакте", стал Гознак, но, разумеется, за государственный счет и в экспериментальном количестве, что делает весьма сомнительными перспективы ее внедрения. Здесь интересы чиновников двух ведомств - Гознака и Таможенного комитета - естественно, переплелись.

РОМАН В ОФИЦИАЛЬНЫХ ПИСЬМАХ

Переписка Будинаса с вышестоящими инстанциями - почти готовый роман. Среди его глав есть одна с названием "Некоторые соображения о развитии производства ценных бумаг в Республике Беларусь". Эти соображения ни одной строчкой не совпадают с позицией Гознака. В частности, в письме сказано, что отказываться от услуг ограниченного числа частных фирм, имеющих лицензии, не совсем рационально, поскольку у государства отсутствует специализированное и комплексно е производство, а у работников Гознака нет необходимого опыта. Кроме того, у государства нет средств на развитие отрасли, которое предполагает закупку и использование дорогого высокотехнологичного оборудования. А опыт большинства стран свидетельствует, что частные фирмы успешно работают даже в области производства денег - вопрос только в государственном контроле и в установлении соответствующего режима силами компетентных органов. К числу же преимуществ частных и небольших фирм, которые следовало бы использовать в интересах государства, можно отнести оперативность принятия решений, упрощенную схему финансирования и снабжения, большую мобильность производства и заинтересованность работников, а также несравнимую с госпредприятием ответственность руководителей за принятие решений.

Что касается " Полифакта", то он никогда не составлял и не мог составить конкуренцию Гознаку и не перехватывал у него государственные заказы, как это пытаются представить. Хотя бы потому, что все выполненные фирмой заказы (визовая марка МИД, система документов на право владения и пользования землей, система банковских документов, система страховых документов, марка таможенного контроля и многое другое) были инициированными разработками и предложениями " Полифакта". Кроме того, государственные заказы выполнялись не за счет бюджетных средств, а напротив, бюджет пополняли. Доходы государства только от реализации визовой марки МИД составили свыше $30 млн.

Но все оказалось впустую: то, что не под силу было одному Гознаку, удалось сделать, когда его интересы совпали с интересами Государственного таможенного комитета. Первый уничтожал "Полифакт" как свидетельство собственной бездеятельности, из мелочной мстительности, как вредный пример того, что многое можно сделать и не опустошая государственный карман; второму, как написал в очередной записке Будинас, до смерти не хотелось противодействовать злоупотреблениям должностных лиц, этот карман опустошающих, чтобы набить собственные карманы. В той же записке содержался постскриптум, который можно рассматривать, как комментарий к выражению "выжить любой ценой": "Что касается Центра ценных бумаг "Полифакта", то мы предлагали и предлагаем много вариантов отношений с Гознаком (разумеется, при нормальном руководстве). Но если все это невозможно, мы даже готовы передать все производство государству в качестве экспериментального предприятия, обеспечив его высокую рентабельность и высококлассный технологический уровень". Но и это никому не понадобилось. Так же, как и порядок на границе, и многие миллионы долларов в бюджет, и цивилизованный документооборот, и единственный в своем роде музей. Несмотря ни на что, "Полифакт" был тихо уничтожен. Во всяком случае, для Будинаса.

О том, кто сегодня является хозяином Дудуток и "Полифакта", мы спросили у самого Евгения Доминиковича. И получили такой ответ: "Сегодня их хозяин - холдинговая кампания "Инфобанк", а точнее, те два предприятия холдинга, которые стали их учредителя ми вместо нас, приняв на себя все наши проблемы и все наши штрафы и долги. Будем надеяться, что и наш оптимизм.

А я - энтузиаст и продолжатель задуманного дела. Кроме того, председатель правления "Полифакта". В моей судьбе ничего не изменилось хотя бы потому, что "наезды" продолжаются; и две недели назад "Полифакт" снова лишен лицензии; и я снова сочиняю письма и обиваю пороги, доказывая бредовость и противозаконность таких действий. На этот раз уже, кажется, помогло вмешательство Прокуратуры республики.

Впрочем, кое-что в моей судьбе изменилось. Например, появилось чувство огромного облегчения. Мое отношение к понятию "собственность" в нашей реальности саркастическое, и не более того. И, избавившись от собственности на "Полифакт", я вздохнул с облегчением, чего и остальным собственникам желаю".

Свои нынешние эмоции Евгений Доминикович объясняет тем, что собственность на ветряную мельницу в наших условиях означает для него лишь постоянное гнетущее предчувствие того, что, когда ему будет лет семьдесят-восемьдесят и однажды налетит ветер, который сломает крылья этой мельницы, придется искать средства, специалистов, рабочих, клянчить и унижаться для того, чтобы эти крылья починить. И это - все. Ничего другого собственнику в этой стране не дано.

Приезжавшие в Дудутки немцы оценили мельницу в полтора миллиона марок, а у нас она стоит две бутылки водки и не более того. Когда было принято решение о ее сносе, никто не захотел взять мельницу даже на дрова, потому что разбирать ее трудно, а дрова гораздо проще украсть.

На вопрос о том, чем он сейчас собирается заниматься, Евгений Будинас ответил, что для начала намерен разложить по порядку несколько десятков тысяч страниц своих бюрократически-эпистолярных упражнений. Во время "наездов" на его собственность он много месяцев каждое утро начинал с того, что по четыре часа кряду "отписывался" от претензий и нападок. Но как литератор ценит все, написанное собой, пусть даже написанное в адрес властных структур, и теперь хочет выстроить все это в некий интересный сюжет, жанр которого ему уже известен. Это будет саркастический роман под названием "Частная собственность".

"Моя совесть чиста , - сказал Евгений Будинас в конце беседы.- Я действительно сделал все, что мог. В этом государстве, пожалуй, уже не осталось ни одного чиновника высшего ранга, который не знал бы в цифрах и в деталях историю "Полифакта ", который не понимал бы бессмысленность и абсурдность его уничтожения, не видел бы материальный, нравственный и даже политический урон, наносимый государству "наездами" на эту маленькую фирму. У каждого из них, начиная с премьер-министра и главы администрации, я побывал по нескольку раз; каждому обо всем этом не однажды докладывал и писал; каждый меня понимал и мне сочувствовал. При сем я ни разу ни на один час не прекращал работу, веря в то, что однажды восторжествует здравый смысл. В итоге я ни от кого не получил ни одной строчки официального ответа".

На вопрос о том, каким он видит будущее Дудуток, Евгений Доминикович ответил, что, независимо от его усилий, здесь, скорее всего, произойдет то, что уже однажды случилось. Кто сегодня помнит, что когда-то здесь была знаменитая "усадьба муз"? Сейчас, даже обойдя всю округу, не найти и соринки, которая бы напоминала о том, что когда-то здесь шумел ухоженный регулярный парк, липовые аллеи, радовала глаз барочная архитектура, мельница, музей, где хранилось 20 тысяч экспонатов. До наших дней не дошло ничего...

Источник: http://bdg.press.net.by/1998/98_07_16.484/budinas.htm

Окончательный диагноз

У автора постперестроечного бестселлера “Дураки” появился повод для оптимизма: по прошествии двух с половиной лет он убедился в своей полной правоте

Евгений Будинас застолбил для себя место в новейшей истории Беларуси уже тем, что написал о ней одну из самых точных и честных книг — “Дураки”. Несмотря на название, книга отнюдь не ругательная — наверное, потому, что автор не выводит себя из круга своих героев. Его кредо — ошибались все, только по-разному. Хотя после написания романа прошло больше двух лет, время на дворе все то же. Не уменьшилось и количество дураков. Зато изменился сам автор. Он тешит себя надеждой, что, завершая пятый десяток лет, несколько повзрослел и имеет что добавить к сказанному в недавней юности.

Юрий БЕХТЕРЕВ

— Евгений Доминикович, надо понимать, “Дураки” были эмоциональной и деловой реакцией на крах ваших бизнес-проектов “Дудутки” и “ Полифакт”? Как сказано в аннотации к книге, “став предпринимателем, писатель потерпел поражение в столкновении с государством”. С государством все понятно и убедительно, но, может быть, все же и писателю не стоило идти в бизнес, где действуют совершенно другие законы жанра?

— В пору своего расцвета “Полифакт” вел деятельность по 22 направлениям, включая издательство, полиграфию, автоперевозки, растениеводство; у нас были фермы, колбасный цех, авторемонтные мастерские и многое другое. Сотрудники “ Полифакта”, а их насчитывалось более 160 человек, получали зарплату натурой, например гречкой и колбасой. В то время, когда продукты распределялись по талонам, это было не просто удобно, а, можно сказать, жизненно необходимо.

Поэтому я и сегодня могу сказать, что “Полифакт” был адекватен той уникальной экономической ситуации, которая сложилась в стране после распада СССР. К тому же в нем постоянно шли преобразования. Мы переходили к специализации, осваивали высокие технологии, в частности в сфере полиграфии, — печатали ценные бумаги. И в целом компания до последнего момента оставалась прибыльной, несмотря на то, что огромных инвестиций требовал дудуткинский культурно-хозяйственный комплекс.

Точку в этих проектах мы поставили после того, как были подвергнуты 78 проверкам подряд, а суммы штрафных санкций сравнялись с доходами.

Теперь же, что касается оценок моей предпринимательской деятельности. Когда к нам приехал президент концерна “Фольксваген”, то он был одинаково потрясен той материализацией культурно-хозяйственной жизни, которая была представлена в Дудутках, и нашим способом ведения бизнеса, показавшимся ему не меньшей экзотикой. А высокочтимый профессор Макс Самуилович Кунявский, который белорусские экономические реалии представлял все же несколько лучше, неизменно давал нашим проектам самые лестные оценки.

Если все же попытаться найти истину, то она окажется там, куда ее уже очень давно положили, — как раз посередине. Да, проекты были интересные. Наверное, и я немножко смыслил в том, о чем всю жизнь писал. Но еще важнее было то, что я мог прийти к любому руководителю страны и они почти всегда выполняли просьбы “известного публициста Будинаса”. Делать бизнес помогали имя, близость к власти. То же самое мы видим сегодня в России, где процветают фамильные фирмы Кобзона, Пугачевой. Но я не берусь предсказывать судьбу их проектов, когда аура имени ослабеет.

— Получается, ваши проекты тоже не пережили смены власти. Ведь с господином Лукашенко отношения у вас с самого начала не складывались.

— К тому времени наш бизнес был самодостаточен и "фактор имени" для его существования не слишком много значил. Более того, он стал опасен. К сожалению, я это понял с опозданием, и это была действительно очень серьезная ошибка.

Хотя в "Дураках" есть такой персонаж — Всенародноизбранный, с приходом которого и начинаются наши беды, я ни тогда, ни тем более сейчас, когда многие прошлые события видятся гораздо отчетливее, не хочу в чем-то обвинять персонально г-на Лукашенко. Имя главного дурака — власть. Власть как таковая.

понедельник, 27 апреля 2009 г.

Кафе Михалово (Лесное)

Кафе БРСМ
Кафе Михалово (Лесное)

Наваселле. Царква Раства Хрыстова

Новоселье. Церковь Рождества Христова
Снято с трассы М6, Е28

Народная тупография. Карта Google

Народная тупография. Новоселье. Церковь Рождества Христова
Церковь Рождества Христова в Новоселье в картах Google нанесена дважды. Приведено по состоянию на ноябрь 2017. Подобные ляпы начали часто встречаться. Лапотники дорвались до картографии

четверг, 9 апреля 2009 г.

Хата-музей Якуба Коласа

Ездили 3 июля 2009, после поездки в Несвиж

Дом-музей Якуба Коласа

Акинчицы. Дом-музей Якуба Коласа

Тут 3 лістапада 1882 года нарадзіўся народны паэт Беларусі Якуб Колас (Кастусь Міцкевіч) Тут 3 лістапада 1882 года нарадзіўся народны паэт Беларусі Якуб Колас (Кастусь Міцкевіч)

Окинчицы. Музей Якуба Коласа. Сарай и колодец-журавль

Окинчицы. Музей Якуба Коласа. Сарай и колодец-журавль

Окинчицы. Дом-музей Якуба Коласа

унук Якуба Коласа - Міцкевіч Георгій Міхайлавіч Гідам па музеі ў нас пабыў стрыечны ўнук Якуба Коласа - Міцкевіч Георгій Міхайлавіч - старшы навуковы супрацоўнік

Шлях Якуба Коласа. Карта-схема усадеб-музеев вдоль реки Неман

Шлях Якуба Коласа. Карта-схема усадеб-музеев вдоль реки Неман
На этой туристической схеме не отмечены еще три, находящихся рядом, достопримечательности, относящихся к жизни и деятельности Якуба Коласа:
Ласток,
Чертов камень,
Пристанька

Менск. Вуліца Іванаўская

Минск. Улица Ивановская